Большие стихи фета


Афанасий Фет Афанасий Афанасьевич Фет - биография Афанасий Афанасьевич Фет настоящая Шеншин 1820-1892 —член-корреспондент Петербургской АН 1886. Афанасий Фет родился по 1820 года в селе Новоселки Мценского уезда Орловской. Он был внебрачным сыном Шеншина и в четырнадцать лет по решению духовной консистории получил своей матери Шарлотты Фет, одновременно утратив право на дворянство. Впоследствии он добился потомственного дворянского звания и возвратил себе фамилию Шеншин, но литературное имя — Фет — осталось за ним навсегда. Афанасий учился на словесном факультете Московского университета, здесь он сблизился с и входил в кружок студентов, усиленно занимавшихся. Еще студентом, в 1840 году, Фет издал первый сборник своих — "Лирический Пантеон". В 1845-1858 годах он служил в армии, затем приобрел большие земли и стал помещиком. По своим убеждениям Фет был монархистом и консерватором. «Какое счастье» музыка Сергея Рахманинова, исп. Афанасия Афанасьевича Фета до сих пор остается до конца не выясненным. Согласно официальной версии, Фет был сыном орловского помещика Афанасия Неофитовича Шеншина и Шарлотты-Елизаветы Фет, сбежавшей от своего первого мужа в Россию. Бракоразводный процесс затянулся, и Шеншина и Фет произошла только после рождения мальчика. По другой версии его отцом был первый муж Шарлотты-Елизаветы Иоганн-Петер Фет, но ребенок родился уже в России и был записан под фамилией своего приемного отца. Так или иначе, в возрасте 14 лет мальчик был признан незаконнорожденным и лишен всех дворянских привилегий. Это событие, в одночасье превратившее сына богатого русского помещика в безродного иностранца, оказало глубокое влияние на всю последующую жизнь Фета. Желая оградить сына от судебных разбирательств относительно его происхождения, родители отправили мальчика в немецкую -пансион в городе Верро Выру, Эстония. В 1837 полгода провел он в московском пансионеготовясь к поступлению в Московский университет и в 1838 стал студентом историко-филологического отделения философского факультета. Университетское окружениев доме которого Фет жил во все время своегостуденты Яков Петрович Полонский,Константин Дмитриевич Кавелин и др. В 1840 он выпустил первый сборник «Лирический Пантеон Особого резонанса «Пантеон» не произвел, однако сборник заставил обратить на себя внимание и открыл дорогу в ключевые периодические издания: после его Фета стали регулярно появляться в «» и «». Надеясь получить дворянскую грамоту, в 1845 году Афанасий Афанасьевич записался в кирасирский орденский полк, расквартированный в Херсонской губернии, в чине унтер-офицера, уже через год он получил звание офицера, однако незадолго до этого стало известно, что отныне дворянство дает только чин майора. В годы херсонской службы в жизни Фета разразилась личная трагедия, наложившая отпечаток на последующее поэта. Возлюбленная Фета, дочь отставного Мария Лазич, скончалась от полученных ожогов — ее вспыхнуло от по неосторожности или нарочно уроненной спички. Версия самоубийства кажется наиболее вероятной: Мария была бесприданницей, и ее с Фетом был невозможен. В 1853 году Фет был переведен в Новгородскую губернию, получив возможность часто бывать в Петербурге. Его имя постепенно возвращалось на страницыэтому способствовали новые друзья —Александр Васильевич Дружинин, Василий Петрович Боткин, входившие в редакцию «». Особую роль в творчестве поэта сыгралподготовивший и опубликовавший новое издание стихотворений Фета 1856. В 1859 году Афанасий Афанасьевич Фет получил долгожданный чин майора, однако мечте вернуть дворянство не суждено было тогда исполниться — с 1856 этот присуждался только полковникам. Фет вышел в отставку и после продолжительной поездки за границу обосновался. В 1857 на немолодой и некрасивой Марии Петровной Боткиной, получив за ней солидное приданое, позволившее приобрести поместье в Мценском уезде. «Он сделался теперь агрономом — хозяином до отчаянности, отпустил бороду до чресл. И действительно, в течение долгого времени из-под пера талантливого поэта выходили только обличительные статьи о пореформенном состоянии сельского хозяйства. «Людям не нужна моя литература, а мне не нужны дураки», — написал Фет в письме кнамекая на отсутствие интереса и непонимание со стороны современников, увлеченных гражданской поэзией идеями народничества. Современники отвечали тем же: «Все они стихи Фета такого содержания, что их могла бы написать лошадь, если бы выучилась писать стихи», — так звучит хрестоматийная оценка. К литературному творчеству Афанасий Фет вернулся лишь в 1880-х годах после возвращения в Москву. Теперь он уже был не безродный бедняк Фет, а богатый и уважаемый Шеншин в 1873 сбылась, наконец, его мечта, получена дворянская грамота и отцаумелый орловский помещик и владелец особняка в Москве. Он снова сблизился со своими старыми друзьями: Полонским, Страховым, Соловьевым. В 1881 увидел свет его перевод основного труда «Мир как воля и представление», год спустя — первой части «», в 1883 — сочинений Горация, позже Децима Юния Ювенала, Гая Валерия Катулла,Марона Публия Вергилия,Альфреда де Мюссе, Генриха Гейне и других знаменитых писателей и поэтов. Небольшими тиражами выходили сборники стихов под общим названием «Вечерние огни». В 1890 году появились два тома «Мои воспоминания»; третий, «Ранние годы моей жизни», был опубликован посмертно, в 1893 году. К концу жизни физическое состояние Фета стало невыносимым: резко ухудшилосьобострившаяся астма сопровождалась приступами удушья и мучительнейшими болями. Попытка самоубийства не удалась: поэт скончался раньше от апоплексического удара. Все творчество Фета может быть рассмотрено в динамике своего развития. Первые стихи университетского периода тяготеют к воспеванию чувственного, языческого начала. Прекрасное обретает конкретные наглядные формы, гармоничные и завершенные. Между духовным и плотским мирами не существует противоречия, есть то, что их объединяет — красота. Поиск и раскрытие красоты в природе и человеке — вот основная задача раннего Фета. Уже в первом периоде появляются тенденции, характерные для более позднего творчества. Предметный мир станл менее четким, а на первый план вышли оттенки эмоционального состояния, импрессионистические ощущения. Выражение невыразимого, бессознательного, переживания, попытка ухватить чувственное, не предмет, а впечатление от предмета — все это определило поэзию Афанасия Фета 1850-1860-х годов. Поздняя писателя складывалась во многом под влиянием трагической философии Шопенгауэра. Для творчества 1880-х годов характерна попытка уйти в другой мир, мир чистых идей и сущностей. В этом Фет оказался близок символистов, считавших поэта своим учителем. Афанасий Афанасьевич Фет скончался по старому стилю 1892 года. После долгого перерыва в поэтической работе, на седьмом десятке своих лет, в 80-х годах Фет выпускает сборник стихов "Вечерние огни", где его творчество развернулось с новой силой. Фет вошел в историю русской поэзии как представитель так называемого "чистого ". Он утверждал, что красота - единственная цель. Природа и были главными темами произведений Фета. Но в этой сравнительно узкой сфере его проявился с огромным блеском. Афанасий Фет особенно мастерски передавал нюансысмутные, беглые или едва зарождающиеся. Стихотворения Афанасия Фета На заре ты ее не буди, На заре она сладко так спит; Утро дышит у ней на груди, Ярко пышет на ямках ланит. И подушка ее горяча, И горяч утомительный сон, И, чернеясь, бегут на плеча Косы лентой с обеих сторон. А вчера у окна ввечеру Долго, долго сидела она И следила по тучам игру, Что, скользя, затевала. И чем ярче играла луна И чем громче свистал соловей, Все бледней становилась она, билось больней и больней. Оттого-то на юной груди, На ланитах так утро горит. Не буди ж ты ее, не буди. На заре она сладко так спит! Полны они томной разлуки, Дрожат небывалой любовью. Казалось бы, что ж? Отзвучала Последняя нежная ласка, По улице пыль пробежала, Почтовая скрылась коляска. Но песня разлуки Несбыточной дразнит любовью, И носятся светлые звуки И льнут к моему изголовью. Кого на этот раз собою воплотила? Чьей ласковой сумела подкупить? Зажги свой факел вдохновенный. В тиши признаю голос твой И стану, трепетный, коленопреклоненный, Запоминать стихи, пропетые. Как сладко, позабыв житейское волненье, От чистых помыслов пылать и потухать, Могучее твое учуя дуновенье, И вечно девственным твоим внимать. Пошли, небесная, ночам моим бессонным Еще блаженных снов и славы и любви, И нежным именем, едва произнесенным, Мой труд задумчивый опять благослови. Окно я растворила, В степи кричали журавли, И сила думы уносила За рубежи родной земли, Лететь к безбрежью, бездорожью, Через леса, через поля, — А подо мной весенней дрожью Ходила гулкая. Как верить перелетной тени? К чему мгновенный сей недуг, Когда ты здесь; мой добрый гений, Бедами искушенный друг? Напрасные на них застыли слезы, И треснула, сжимаяся, кора. Все злей метель и с каждою минутой Сердито рвет последние листы, — И за сердце хватает холод лютый; Они стоят, молчат; молчи и ты! Ее промчится гений, Опять теплом и жизнию дыша. Для ясных дней, для новых откровений Переболит скорбящая. Когда ж под тучею, прозрачна и чиста, Поведает заря, что минул день ненастья, — не найдешь и не найдешь листа, Чтобы не плакал он и не сиял от счастья. Тоскливый сон прервать единым звуком, Упиться вдруг неведомым, родным, Дать жизни вздох, дать сладость мукам Чужое вмиг почувствовать своим, Шепнуть о том, пред чем язык немеет, Усилить бой бестрепетных сердец — Вот чем лишь избранный владеет, Вот в чем его и признак и венец! В лесу одному Шумно, и жутко, и грустно, и весело, Я ничего не пойму. Кругом все гудит и колышется, Листья кружатся у ног. Чу, там вдали неожиданно слышится Тонко взывающий рог. Сладостен зов мне глашатая медного! Мертвые что мне листы! Кажется, издали странника бедного Нежно приветствуешь. Смотрите других знаменитых мужчин по имени. А так же описание имени. Есть что сказать, дополнить или заметили ошибку? Спам, оскорбления, сквернословие, SEO-ссылки,неуважительное обращение, и т. Не быть придирой - чтобы других не сердить и самим не позориться. Кто сам ничего не умеет и не может сделать, тот первым лезет критиковать и делает это бесцеремонно. Ну, небезупречный сайт, местами белыми нитками шит, кое-где ссылки сдохли - пусть даже. Никто не запрещает сказать об этом. И чем ничтожнее критикан, тем он наглее Бальтасар Грасианов, виртуальный и кибер-маньерист, кавалер Ордена Бинокля.

Смотри также